эпистолография

Был ли в Византии pluralis majestatis?

В статье анализируется специфика употребления pluralis majestatis («множественное величия») в византийcких текстах IX-XI вв. Изучаются правовые документы (новеллы, хрисовулы и пр.), официальные послания и личные письма императоров. Демонстрируется, что в изучаемый период данная этикетная норма сохраняется, но используется реже, чем в ранневизантийскую эпоху; начиная с XI в. предпочтение оказывается формулам самообозначения с местоимением единственного числа. Выявляются закономерности, связанные с употреблением pluralis majestatis в различных жанровых формах.

Русский

«Русский вектор» византийской политики при Романе IV Диогене и Михаиле VII Дуке

Выдвинутая почти полтора века назад основателем «Византийского временника» В.Г. Васильевским гипотеза о русском адресате двух писем с предложением брачного союза, составленных Михаилом Пселлом от имени императора Михаила VII Дуки (1071-1078), незаслуженно игнорируется в современной, прежде всего западной, византинистике. В статье актуализируются аргументы против укоренившегося мнения о связи данных посланий с Робертом Гвискаром и рассматриваются возможности по адресации их одному из русских князей - членов «триумвирата Ярославичей».

Русский

«Не надевай маску друга, но суди беспристрастно»

Плодовитый агиограф раннепалеологовской эпохи Константин Акрополит создал 29 энкомиев (28 из них метафразы). В статье рассматриваются послания Акрополита, в которых он упоминает свои агиографические труды. Эти послания - большей частью сопроводительные письма, отправлявшиеся адресатам Акрополита вместе с его сочинениями - проливают свет на авторское самосознание агиографа.

Русский
Подписка на эпистолография